​Что стоит знать о таинстве настоящей любви и своих людях

​Что стоит знать о таинстве настоящей любви и своих людях

Она была сильной для всех. Кроме него.За ее улыбкой он видел печаль. За ее смехом слышал рыдания. За ее бравадой «все решать самой» чувствовал робкие мольбы о помощи. За ее безразличием чувствовал страх быть отвергнутой. Он понимал, когда она действительно шутила, а когда за сарказмом скрывалась боль.

Он до безумия любил ее странности, и лишь он не осуждал, когда она пропускала через себя волны эмоций, тепло искренности, спонтанность, чудачества, что всех других ставило в тупик, что других отталкивало.

Он верил в ее благодарность и не искал за словами лесть и скрытый смысл, корыстный и отвратительный.

Он знал, что она имела в виду, когда говорила с таким страстным выражением лица.

Он один не успокаивал ее, когда она прибегала вся в слезах, получив в очередной раз пощечину от Госпожи Судьбы. Он давал волю потокам ее боли, чтобы это все не сжигало ее изнутри день за днем.

Он один не учил ее жить и понимать «правильно» эту самую жизнь.

С ним одним она не боялась быть слабой и глупенькой. Слабой – потому что с ним одним она не сильная, не желающая соревнований и борьбы. Она покорялась, обретая над ним неведомую власть женственности, хрупкости и не злоупотребляла этим даром. Глупенькой – потому что рядом с ним одним отключался ум и включалось сердце, забывались мысли и слова; вспоминались погребенные под ворохом разочарований чувства и надежды. И тогда она затихала в его объятиях.

С ним одним она могла быть и капризной маленькой девочкой, и безбашенным подростком, и юной влюбленной, и доверчивым задушевным другом, даже иногда «своим парнем», и умудренной веками и тысячелетиями женщиной, и, конечно, красавицей. Он один что-то в ней разглядел, расколдовал, вспомнил.

С ним одним улетали со скоростью света минуты, наполненные самым важным смыслом. С ним одним она могла бесконечно долго молчать, слушая легенды безмолвия под стук его сердца.

Его одного она вспоминала в минуты опасности. Ему одному она могла признаться в своих ошибках, промахах, глупостях, в том, что она чувствует, о чем сейчас думает, мечтает, чего ждет, на что надеется, что хочет забыть в это самое мгновение, а что ни за что и никогда. Ему одному она доверяла свою космическую бесконечность, полную загадок и тайн.

С ним одним ей было всегда хорошо и интересно, он один восхищал ее и удивлял день ото дня, событие за событием, достижение за достижением.

С ним одним. Свой человек.

Он был странным для всего мира, для всех. Кроме нее.

В его холодном желании одиночества она могла разглядеть нежность и ранимость. За его молчанием ощущала трепет самых теплых в мире чувств. В его взгляде она наблюдала яростный мир космических битв между быть или не быть, между решениями, действиями и игнорированием.

За его равнодушием скрывалось признание. За циничностью пряталась мечта быть любимым «той самой». Она одна была рядом с ним в его «я так больше не могу», «больше не выдержу», в его «хочу все забыть и уехать», в его «люблю и ненавижу», в его «уходи навсегда и будь со мною рядом».

Она была в его бешеной скорости на его дорогах, дорогах Земли и дорогах Судьбы, и ей одной не было с ним страшно. Хоть в пропасть, хоть на Эверест.

Она была рядом, когда он принимал очередной вызов Испытаний, когда его ожидал безжалостный бой, сулящий потери и поражения. Он не мог проиграть, не мог опустить руки, не мог сдаться. В эти минуты он был неуязвим, непобедим, бессмертен. Ведь за его спиной стояла она.

С ней одной он был всегда прав – по праву мужчины, больше – по праву любимого мужчины.

Она была в его музыке и строках книг, она была в его рассвете и в полуночных раздумьях. Ей одной он доверял свои мечты, она одна верила в него больше, чем он сам.

Она одна могла вновь вдохнуть в него жизнь, и ей одной было дано право видеть и слышать его настоящего, понимать и принимать его любым.

Он был с нею рядом и беспечным ребенком, что любит играть и проказничать, и чудаком, которому могло прийти в голову что и когда угодно; он был и сильным мужчиной, которому подвластен этот мир, и влюбленным, словно в первый и последний раз, страстным, словно пути назад не было, и ранимым, доверяя ей одной свои потери; и умудренным старцем, и верным другом «хоть в три часа ночи» и «я всегда за тебя».

Она одна была с ним в горе и в радости, в бедности и благополучии, в его падениях и взлетах.

С ней одной он был собой.

С ней одной. Свой человек.